КАК ПОБЕДИТЬ ИНЕРТНОСТЬ В БОРЬБЕ ЗА БЕЗОПАСНОСТЬ?

Крупное ДТП произошло в ночь на субботу 07.09.2013 г. под Псковом на трассе Москва – Рига. В лобовом столкновении двух автобусов пострадали более 20 человек, а 9 погибли. Как сообщает МВД, по предварительной версии в происшествии виновен водитель автобуса, который заснул за рулём. И это уже не первое ДТП, произошедшее по аналогичной причине. Между тем, журнал ТОЧКА ОПОРЫ больше года назад рассказывал о приборах, созданных научно-производственным предприятием «Нейроком», специализирующемся на разработках и производстве систем для обеспечения безопасности на транспорте, учитывающих человеческий фактор. Массовое внедрение этих приборов могло бы обеспечить если не абсолютную безопасность на наших дорогах, то, по крайней мере, значительное снижение количества аварий, и как следствие, человеческих жертв. Почему эти приборы до сих пор не получили массового распространения, мы поинтересовались у генерального директора ЗАО «Нейроком» Валерия Васильевича Дементиенко.

170 37

ДТП 07.09.2013 г. под Псковом на трассе Москва – Рига

– Валерий Васильевич, больше года назад вы демонстрировали нам браслет, который помогает водителям контролировать своё психофизическое состояние за рулём. Ещё тогда вы говорили, что эти браслеты прошли испытания, показали себя с лучшей стороны. Так почему их до сих пор нет на руках у всех водителей автобусов дальнего следования? И почему их нет в свободной продаже?

– Дело в том, что пока мы вынуждены эти браслеты не продавать, а, что называется, отдавать в хорошие руки. Действительно, разработанные нами приборы «Вигитон» с 99,99% надёжностью позволяют выявить у водителя признаки утомления (снижения работоспособности) и преддремотного (предшествующего засыпанию) состояния. Цель этих браслетов – удерживать человека в таком психофизическом состоянии, при котором он сможет наиболее эффективно выполнять свою работу. Когда мы выпускали эти браслеты, предполагалось, что те, кто будет их использовать, понимают, зачем они нужны. Но оказалось далеко не все люди это понимают. Человек надевает этот браслет, носит какое-то время, а потом возвращает нам с претензией, что прибор его «дёргает не по делу», «не даёт расслабиться за рулём». Получается, что каждому владельцу браслета мы должны, глядя в глаза, объяснять, что прибор не «дёргает», что он сигнализирует о снижении внимания, об угрозе ухода в «сумеречную зону» ещё до того, как сам человек это почувствовал. Браслет на самом деле не даёт расслабиться водителю за рулём, потому что, расслабившись, он ставит под угрозу и свою жизнь, и жизнь тех, кто находится рядом с ним в автомобиле. Кто-то это понимает и дальше использует браслет, правильно реагируя на его сигналы. Другие отказываются от него, не понимая, что наши приборы – это необходимая мера безопасности. Но как донести эту простую мысль до всех, мы пока не знаем.

– Так ведь смогли же как-то донести до водителей, что они обязаны иметь в автомобилях огнетушители, аптечки, пристёгиваться ремнями безопасности. Почему с «Вигитонами» возникли проблемы?

– Не могу сказать. С одной стороны, люди, на которых лежит ответственность за безопасность на дорогах, которые понимают, что происходит с человеком, управляющим автомобилем в течение нескольких часов или в ночное время, согласны с тем, что наши приборы необходимо применять в массовом порядке. В той же ГИБДД отметили, что введение правила об обязательном использовании наших браслетов водителями автотранспорта – это один из самых дешёвых и эффективных способов увеличить безопасность движения на дорогах. Там считают, что это одна из самых серьёзных работ, которая может дать колоссальный положительный эффект и сохранит сотни тысяч человеческих жизней. Но их не слышат. Они включали предложение о применении наших приборов в федеральные программы. А в министерстве экономики этот пункт вычёркивали.

170 38

Понимаете, чтобы реализовать такой проект государственные вложения, практически, не нужны. Вернее нужны, но они минимальны, только затраты на составление документов. В результате вот этой федеральной целевой программы должны были появиться документы, регламентирующие появление приборов. За это, как правило, платит государство. Не за наши приборы, а за появление документов, регламентирующих применение приборов контроля состояния. Денег на это ушло бы – копейки, тысячные, а то и десятитысячные доли целевой программы. Но этот пункт вычёркивается, потому что, с точки зрения экономистов, введение такой программы, таких документов – дело бессмысленное.

Мы каждый день слышим призыв внедрять инновации. Вот наши приборы – это инновации. Но их внедрять почему-то не хотят, при всей очевидности их необходимости.

– А если обойтись без федеральной программы?

– Для этого нужно довести до сознания каждого человека, садящегося за руль, что применение этих приборов необходимо и для его безопасности, и для безопасности всех участников движения. Мы не знаем, как это сделать. Наши инструкции к браслетам люди не читают. У нас вообще не любят читать инструкции. Чтобы донести какими-то другими способами, надо подключать специалистов: психологов, маркетологов, рекламщиков, социологов. Они должны выработать стратегию, как донести до руководителей автопредприятий и простых водителей, какова цель использования браслета. Это пропаганда на сохранение жизни. Она должна быть. И это дело государства её проводить. Мы, учёные, этого делать не умеем, но есть же люди, которые только этим и занимаются.

Меня удивляет другое. Что вещи, очевидные профессионалам, на корню уничтожаются непрофессионалами. Нас не хотят даже слушать. Мы предлагаем: «Давайте мы вам всё расскажем, объясним». Нам говорят: «Не надо». Мы пишем письма в разные инстанции. Я иду в Президиум АН, рассказываю там про нашу программу. Спрашиваю: «Вы понимаете? Вы видите эффект. Вот подобный прибор применялся на железной дороге, был такой-то и такой-то эффект». Мне говорят: «Мы понимаем». Нам дают премию за наш прибор, разработанный для РЖД. Пишут письма в Минтранс, подписывают: «Обратите внимание, есть прибор и для водителей автомобилей. Эффект от внедрения будет аналогичным». В Минтрансе дают ответ: «Да, это, наверное, интересно». И всё.

Не берусь судить почему, но у нас «дешёвые» решения и программы, не требующие колоссальных финансовых вложений, не принимаются. Они не интересны. Их даже не рассматривают.

– Ваши приборы уже прошли испытания на одном из автопредприятий, получили хорошие отзывы. Предложите свои приборы напрямую владельцам других автопредприятий. Или им будет очень накладно обеспечивать своих водителей вашими браслетами?

– Им приобретение таких браслетов для водителей обойдётся в сумму, равную одной десятой стоимости одного страхового полиса, выплачиваемую ежегодно. Зато аварийность снизится или вообще сойдёт на нет. По крайней мере, даже если и будут аварии, то уж точно не по причине «человеческого фактора».

Когда мы идём снизу, нас понимают, люди поддерживают, и, собственно говоря, именно для них мы сейчас свои приборы и делаем. Мы даём их в одни руки, владелец, оценив действие браслета по достоинству, рекомендует его своим друзьям, знакомым. Собственно, наши приборы сейчас применяются, им дают высокую оценку. Говорят о том, что, возможно, благодаря им, было спасено столько-то и столько-то человеческих жизней. Но это же совсем не те цифры, которые были бы, используйся приборы контроля повсеместно. Подчеркну, не только наши приборы, любые достаточно эффективные приборы контроля психофизического состояния водителя.

– Разве государство не стимулирует тех, кто внедряет инновационные технологии?

– Получается, что не стимулирует. Ведь на самом деле, когда применяешь какие-то инновационные решения, технологии, то идёшь на риск. Можно затратить деньги, а результата не получить. Поэтому людям, которые за это берутся, надо давать преференции. В нашем случае, владельцам автопарков, применяющих наши приборы, можно было бы снизить страховые взносы или налог на транспортное средство. Этого нет. С какой стати сейчас владелец автопредприятия будет применять наши приборы? Вот мы приходим, объясняем ему. Он искренне восхищается. Спрашиваем: «Брать будете?». И слышим в ответ: «Нет, мне не надо. У меня машины застрахованы. Разобьют - страховку получу». А о человеческих жизнях, о гибнущих в авариях людях эти руководители, почему-то, не думают. Их даже суммы, которые они будут вынуждены выплатить в качестве компенсации морального ущерба родственникам погибших, не заставляют задуматься о безопасности. Видимо, это не те суммы. Если бы в нашей стране официально ввели критерий «стоимость человеческой жизни», они бы думали по-другому. По оценкам разных специалистов (экономистов, медиков и др.) он был бы равен от 15 млн руб. до 40 млн руб. Вот когда за каждого пострадавшего в автоаварии, случившейся по вине водителя, заснувшего за рулём, владелец автопарка должен был выплатить эти суммы, то к вопросам безопасности он относился бы иначе. Тогда и предрейсовый осмотр автобусов проходил бы более тщательно, и медосмотр самих водителей был не формальным, а скрупулёзным, и владелец автопредприятия позаботился бы, чтобы все водители без исключения пользовались приборами контроля своего состояния, когда находятся за рулём.

– Как на ваш взгляд, за рубежом ваши браслеты пользовались бы спросом?

– Я буквально только что вернулся со встречи с представителями концерна Samsung. Они предлагают нам совместно поработать над приборами, контролирующими состояние представителей различных профессий во время работы. Эти люди задачи ставят именно так: можем ли мы совместно сделать прибор, который обеспечивает хорошее состояние водителя, хорошее состояние повара, хорошее состояние студента, хорошее состояние участника заседания во время процесса их профессиональной деятельности. В Samsung понимают, что у каждого участника какого-то действия должно быть такое состояние, чтобы он это действие выполнял правильно. В принципе для оптимального выполнения любой работы должен быть соответствующий настрой, который сам по себе – вещь очень субъективная, но её можно объективизировать. Настраивать человека на определённую работу можно. И вот корейцы на основе наших разработок хотят сделать прибор, который будет настраивать.

– Обидно, что в ваших приборах иностранцы больше заинтересованы, чем соотечественники.

– Получается, что так оно и есть. Но, откровенно говоря, их интересуют не столько приборы, сколько наши идеи и разработки. Они предпочитают договориться с нами о продаже технологии, чтобы уже у себя при массовом производстве довести качество придуманных нами приборов до совершенства. Вот сейчас мы работаем с канадцами, с корейцами. А потом уже их приборы, созданные по нашим технологиям, россияне будут покупать, в виде импортных товаров по соответствующим ценам.

– То есть втридорога?

– Да. Но это касается непосредственно технологий. А люди, которые всё это придумали, которые всё это разработали.…Вот каково им? Они увидели проблему, нашли решение, разработали технологию, создали прибор, пришли в ведомство, которое, по идее, должно было этот прибор, что называется, оторвать с руками и ногами, а им там говорят: «Нам не надо». И что этим людям делать? Бросить всё и уйти торговать на рынок? Или сказать иностранцам: «Вот у меня есть такой прибор, вам он нужен?». Они говорят: «Нужен. Приезжайте сюда, будем его делать». И человек уезжает. По крайней мере, в половине случаев люди уезжают. И там, за рубежом, они развиваются, доводят своё изобретение до совершенства, изобретают ещё что-нибудь. В результате, получают и признание, и престижные премии. Нам же остаётся только гордиться тем, что эти лауреаты-выходцы из России. А их изобретения мы уже потом покупаем за границей. И примеров таких – тьма.

– Но вы, надеюсь, уезжать не собираетесь?

– Нет. Мы ещё повоюем, у нас ещё есть, что предложить нашей стране и нашему народу.

Беседовала
Лилия Павлова

ЗАО «НЕЙРОКОМ»
111250, Москва, а/я 17, Энергетический проезд, д. 6
тел.: +7 (495) 362 7121
+7 (495) 362 7907
+7 (495) 362 7591
факс: +7 (495) 3627143
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
www.neurocom.ru

№220 Декабрь 2016
тема: энергетика