АЛЬБЕРТ АСАДУЛЛИН. ДОРОГА К ПРИЗВАНИЮ

Наш внештатный корреспондент из Санкт-Петербурга, телеведущая, автор проекта «РАЗГОВОРЫ ЗА ЧАШЕЧКОЙ ЧАЯ» Наталья Дроздова побеседовала с популярным советским и российским эстрадным певцом Альбертом АСАДУЛЛИНЫМ.

253 18

– Добрый день, Альберт Нуруллович! Первый вопрос неоригинален: как вам удаётся сохранять прекрасную форму, вы владеете секретом вечной молодости?

– Здравствуйте, Наташа. Никакого секрета нет. Я каждое утро встаю пораньше, делаю зарядку, пробежку, зимой ныряю в прорубь, ем суперполезный завтрак... Потом часа три гуляю... Конечно, это шутка! Зарядку я, правда, делаю обязательно и на завтрак люблю овсяную кашу или кашу из смеси разных круп, добавляю туда ягоды, изюм, плавленый сыр – очень вкусно! Но главное, самое главное, это то, что сохраняло и держало мою маму – она прожила 90 лет и ушла на 91 году (Царствие ей небесное!) – это МОЛИТВА!

– Как получилось, что песня «Дорога» стала вашей визитной карточкой, какое особое волшебство в ней есть?

 – Песня написана о каждом из нас! Это посвящение всем музыкантам, поэтам, актёрам, всем Художникам с большой буквы – творцам! Это удивительно – песне уже 35 лет, но не было ни одного концерта, в котором я бы её не пел! Бывало, что во время тяжёлых гастролей, когда выступления были ежедневно, а иногда и по два раза в день, приходила мысль: «Больше не могу её петь, она такая сложная...» Но уже к середине концерта из зала начинали передавать записки, кричать: «Дорогу! Дорогу!».

– На ваш взгляд, что такое артистическое обаяние?

– Обаяние... Артистизм... Не может быть обаятельным человек, если он злой! Не может быть притягательным его взгляд, не может быть обаятельной его улыбка – она будет кривая... Он может растянуть губы в улыбку, а глаза останутся холодными! Всё идёт из души – она всё собирает! Чем богаче человек внутренне, тем больше у него этого самого артистического обаяния... В самом первом моём интервью на Всесоюзном телевизионном конкурсе «С песней по жизни» на вопрос «Что для вас является главным, когда вы выходите на сцену?» я ответил: «Искренность!» – вот самое главное! Богом посланная любовь не может быть неискренней. И артистическое обаяние – это искренность и любовь!

– В вашей судьбе голос сыграл большую роль, изменив возможное направление личностного и профессионального пути. На сегодня что вы вкладываете в понятие «звучание»?

– Я говорю своим ученикам, что иметь красивый от природы голос, даже удивительный тембр – это ещё не звук. Это ещё не вокал. Это максимум 50%! Остальные 50% – это наполнение!!! Наполнение звука той самой искренностью, о которой мы уже говорили. Очень важно осмысление. Нынешние «певцы» и «певицы» часто не понимают, о чём поют. Для них важнее внешний вид, одежда, телодвижения, окружить себя огромной толпой музыкантов, танцоров... За этим они прячут свою несостоятельность как артиста. А ты попробуй-ка остаться один на сцене и исполнить что-то a cappella? Вот когда всё проверяется. Поэтому и не все на это решаются. Наполненность! Наполнить каждый звук сердцем, душой. И тогда звук обогащается и меняется! Это невероятно, но это так! Иногда достаточно просто улыбнуться...

253 19

– Я вижу в вас человека, философски воспринимающего жизнь и благодарного судьбе. А за какую особенную для вас мысль или определяющий поступок вы благодарны самому себе?

– Как бы банально это ни звучало, но «без труда не вытянешь и рыбку из пруда»! Я безумно люблю театр, люблю сцену, люблю репетировать! Наверное, даже больше, чем выступать. Это работа! Огромная работа! Я, конечно, не говорю себе: «Спасибо!» – а говорю: «Спасибо, Господи! За то, что ты дал мне голос, который может звучать для людей!». Но без труда я бы не стал тем, кем являюсь сегодня.

– Кто оказал самое большое влияние на ваш выбор жизненного пути?

– В детстве у меня не было никакого желания заниматься музыкой. Я любил петь, но думал, что это будет моим хобби. Я хотел рисовать! И только! Мама меня поддерживала. Окончив художественную школу, а затем художественное училище, я приехал в Ленинград и поступил в Академию художеств. Вот там я и познакомился с Серёжей Лемеховым (он стал бас-гитаристом рок-группы «Призраки», которую мы создали с однокурсниками чуть ли не в первый же вечер «на картошке»), с его братом (он стал барабанщиком этой группы) – Володей Лемеховым… Вот они-то и были теми людьми, что повлияли на мои приоритеты. Но на тот момент выбор моего жизненного пути оставался прежним – я хотел стать архитектором, а для души – петь. Мой путь изменила встреча с Анатолием Васильевым, который пригласил меня в ВИА «Поющие гитары» и на главную роль в первую советскую рок-оперу «Орфей и Эвридика».

– Что или кто служит для вас вдохновением?

– Это невозможно объяснить. Это любимая женщина, твой ребёнок или мама. Это природа... переживания... Что-то очень радостное, светлое... Или наоборот...

– Какое самое любимое занятие на досуге? Рисуете сейчас?

– Редко. Очень, очень хочу – уже мольберт стоит целый год на самом видном месте! Мой самый любимый жанр – портрет. Он интересен мне тем, что нужно войти в образ человека, поймать какую-то искорку, какую-то прядь, блеск в глазах, тонкие пальцы, подпирающие подбородок. Конечно, очень интересно изображать природу или окружающий мир, какие-то жанровые сценки, но для меня самое интересное – человек!

– В какой из стран вас особенно тепло встречали?

– Выделить какую-то страну, особенно тепло принимающую меня и моё творчество, просто невозможно – я объездил весь мир, и везде приём необыкновенно тёплый! (смеётся) Странно...

– О чём вам хотелось бы сказать себе, юному, может быть, от чего-то оградить или дать совет?

– Я бы сказал себе: «Не будь, Альбертик, слишком доверчивым! Не будь! Не принимай близко к сердцу ни излишнюю радость, ни ошибку свою или чужую, ни нечестность. Не бери близко к сердцу, пожалуйста!» Ещё, от чего бы я себя предостерёг – гордыня. Не гордость за свою страну, нацию, язык, актёрский цех и так далее, а гордыня! Это самое ужасное, чем больны практически все люди. В разной степени, конечно.

– Стоял ли когда-нибудь перед вами выбор: творческий успех, признание или тихая семейная гавань?

– Нет. «Дорога без конца...» Это про меня. Эту песню мне послал Бог! Там есть такие слова: «Дорога без конца, дорога без начала и конца. Всегда в толпе, всегда один из многих, но вернее многих ты любишь песни и цветы, любишь вкус воды и хлеба, и подолгу смотришь в небо, и никто тебя не ждёт...» Гениально! И очень трудно тому, кто хочет чего-то достичь в этой жизни, найти человека, понимающего, умеющего прощать и принимать. Не я выбрал эту дорогу, она меня выбрала! Дорога и музыка...

– Есть ли что-то в вашей жизни, что бы хотелось изменить?

– Я очень тонкокожий, всё время работаю над собой. Хочу научиться отстранённости.

– А что делает вас счастливым?

– Счастливым меня делает законченная работа – пусть какая-то небольшая работа по дому, которую давно откладывал. Или выход на сцену в сборном концерте, или большая сольная программа – это настоящее счастье! Я люблю петь! Я не могу жить без сцены – она делает меня счастливым. И хочу петь до последнего дня своей жизни! Самое большое счастье – делать счастливыми других людей! Моя жизнь – это любовь, искренность, духовность! И, конечно, – Музыка!

– Какой житейский совет, полученный на личном опыте, вы дали бы дочерям?

– Тот же, что и себе юному.

– Многие артисты говорят о том, что с годами страх сцены и волнение перед выступлением не проходят. А как у вас?

– Я до сих пор дрожу от волнения перед каждым выступлением – это можно заметить по микрофону в руках. Но стоит спеть первые ноты, и ты уже плывёшь в музыке, всё волнение проходит. Нужно просто любить музыку, сцену и зрителя. Очень любить! И тогда все страхи уходят.

– Вы никогда не думали попробовать себя в классической опере?

– Честно признаюсь, ещё тридцать лет назад у меня не было даже мысли петь классическую оперу. Но когда меня пригласили исполнить главную партию в опере «Крик кукушки» в Оперном театре имени Мусы Джалиля в Казани, моё отношение к великому жанру в корне изменилось. Как я уже говорил, всё зависит от моего проживания роли, которое наполняет вокал и динамикой, и экспрессией, и нежностью. Всё это было в опере «Крик кукушки»! После этой большой работы я стал включать в свои программы классические произведения.

– Что дал вам опыт озвучивания мультфильмов?

– К сожалению, только одного мультфильма. Это был потрясающий «Карлик Нос». Сначала меня пригласили озвучить основную музыкальную тему, но у режиссёра тут же возникла идея поручить мне озвучание заглавной роли. Я попробовал один монолог, и режиссёр воскликнул: «То, что надо!» Это было очень интересно! Я с удовольствием бы повторил этот опыт!

– А как выглядит ваша Муза?

– О, какой потрясающий вопрос! Я думаю, что это женщина-птица. Летящая, слегка касающаяся земли фигура, парящая, одетая в какие-то лёгкие ткани и поющая удивительно красивым голосом.

– Продолжите, пожалуйста, фразу: «Больше всего в этой жизни я люблю…»

– Петь!

– Что бы вы изменили в этом мире, если могли?

– Я бы хотел, чтобы в людях было больше любви, добра, искренности... Пусть мир станет добрее!

– Спасибо огромное за интереснейший разговор!

№254 Сентябрь 2019
тема: автоматизация