АННА КОВАЛЬЧУК: «НАДО БЫТЬ ЧЕСТНЫМ ПО ОТНОШЕНИЮ К СВОЕЙ ПРОФЕССИИ»

Наш внештатный корреспондент из Санкт-Петербурга, телеведущая, автор проекта «РАЗГОВОРЫ ЗА ЧАШЕЧКОЙ ЧАЯ» Наталья Дроздова побеседовала с популярной артисткой театра и кино Анной КОВАЛЬЧУК

– Здравствуйте, Анна!

– Здравствуйте!

– Я по поручению журнала «ТОЧКА ОПОРЫ» хочу задать вам несколько вопросов. Сериал «Тайны следствия» смотрят и любят в нашей стране, ваша героиня давно стала любимицей многих телезрителей. Скажите, пожалуйста, Анна, когда вы погружаетесь в образ Марии Швецовой, что-то внутри вас перестраивается, меняется ли ваш образ мыслей? Может быть, вы становитесь более строгой или более собранной, чем в обычной жизни? Как это происходит?

– Да, конечно, это происходит, но, скорее, по причине наличия актёрских навыков. Я погружаюсь в образ в целом, не только в образ мыслей героини. Мне интересно расшифровать эту женщину – чем она живёт, что ею движет. Я думаю обо всём: почему она так поступила, что она об этом подумала. Особенно много времени я уделяла этому на первых порах. А сейчас мне уже не нужно так серьёзно задумываться – образ Марии Швецовой стал настолько мне близок, что, можно сказать, я с нею сроднилась.

Теперь во время съёмок, если возникают какие-то спорные моменты – как Мария Сергеевна повела бы себя в той или иной ситуации, как бы отреагировала, – то в первую очередь спрашивают меня, я единственная из всей команды могу точно ответить на эти вопросы.

– Напомните нашим читателям, пожалуйста, сколько лет продолжается работа над сериалом?

– Уже девятнадцать лет.

– Наверняка за это время вам приходилось встречаться с реальными женщинами, служащими в российских правоохранительных органах. Ваши впечатления от встреч?

– Женщины были в советской милиции, есть они в российской полиции, в Следственном комитете, в прокуратуре. И будут там всегда. Другой вопрос, что раньше женщину-милиционера можно было узнать с первого взгляда, и не только по каким-то внешним признакам. Особенно это было просто для нас, актёров, людей, которые в силу профессии изучают человеческие души, даже отчасти считаются врачевателями душ. Мы зачастую можем определить профессию человека по особенностям его поведения. И раньше девушки, работавшие в милиции или прокуратуре, достаточно легко читались. А сейчас я совершенно чётко вижу, что облик сотрудниц правоохранительных органов, их поведение и менталитет очень сильно изменились – теперь это красивые, привлекательные, ухоженные, самодостаточные девушки, женщины. И меня это очень радует! Такое впечатление, что раньше женщины шли служить в полицию или прокуратуру с каким-то определённым настроем, возможно, просто не найдя себя в других профессиях. Они как будто погружались в неженское дело. Зато теперь женщины-полицейские, женщины-следователи, женщины-прокуроры служат, не теряя своей женственности, будучи настоящими спецами, они ещё и облагораживают эти профессии своей красотой.

– То есть, правильно ли я поняла, что это произошло практически у вас на глазах?

– Да. Совершенно верно. Часто случается, что ко мне подходят красивые девушки, чтобы поблагодарить за роль в сериале «Тайны следствия», за то, что именно этот сериал помог им выбрать профессию. И зачастую трудно определить в них сотрудников полиции.

– Как же это, наверное, важно – понимать, что твоя работа помогла кому-то в таком важном деле, как выбор профессии…

– Думаю, тут дело в том, что сериал приподнял завесу над темой – «женщина в правоохранительных органах». «Полицейских» сериалов и фильмов немало, но в них всегда главные герои – мужчины. А тут мы показали, и показали достаточно достоверно (по словам тех же сотрудниц полиции и СК, подтверждающих точность действий и поступков моей героини даже в деталях) будни женщины, стоящей на страже закона.

Анна Ковальчук

– И у вас, и у вашей героини есть дети – это тоже вас сближает. Хотелось бы поговорить вот о чём: мы все сейчас живём в сумасшедшем ритме, окружённые огромным количеством электронных устройств, доступной практически каждому «всемирной паутиной», которая затягивает в свои сети и детей, и взрослых… Насколько вы и ваши дети привязаны к киберпространству?

– Я пользуюсь интернетом – сейчас там можно найти любую программу или фильм. Если раньше за ответом на какой-то простой вопрос нужно было идти в библиотеку, то сейчас всё можно найти в сети. Но, безусловно, я дозирую. И в первую очередь себя. Очень просто погрузиться в это самое киберпространство, просиживая там часами, что часто и происходит с людьми. Но я не позволяю этого ни себе, ни детям – иначе огромное количество времени проходит в интернете, и человек просто не видит настоящей жизни. А она намного прекраснее любого общения в интернете! Я стараюсь показывать детям всё настоящее: мы ходим в кино, гуляем в парке, катаемся на роликах. Всё это нам нравится гораздо больше – посидеть в какой-нибудь кафешке, посетить интересное мероприятие. Так что мои дети независимы от интернета. Но мир с каждым годом становится всё жёстче и жёстче, поэтому очень важна доступность информации. И здесь без интернета уже никак. Если вспомнить те времена, когда учились мы, то учебная нагрузка была гораздо меньше, чем у современных детей. У нас и жизнь медленней текла, потому что меньше информации нужно было обрабатывать. А у наших детей нет времени на ненужные действия. Им даже в библиотеку сходить некогда. Но мы с дочкой иногда выкраиваем часок, чтобы сходить в библиотеку, к счастью, она находится недалеко от нас. Я очень люблю это ощущение – держать в руках бумажную книгу. Электронную книгу, например, на солнце не почитаешь, а обычную можно читать и в парке, и на пляже. Я люблю читать, сидя на подоконнике… Настоящая книга понемногу превращается в ретро, но она всё равно никуда не уйдёт, и библиотеки останутся…

– Когда вы уезжаете на гастроли…

– Я практически никуда не выезжаю… И съёмки, и работа в театре – всё в Питере. У меня маленький ребёнок, я не могу пока его оставлять надолго.

– А где любите отдыхать?

– Там, где тепло.

– То есть, никакого излюбленного места нет? А в Петербурге есть какие-то любимые уголки, где вы любите бывать?

– Знаете, жизнь сейчас даёт такое огромное количество возможностей – хочется сходить и туда, и сюда, – что было бы даже странно выбрать какое-то одно местечко, облюбовать его и сидеть там. Для этого нужно иметь слишком много свободного времени. А я предпочитаю вообще не возвращаться в одно и то же место – я люблю узнавать что-то новое. Это раньше люди на протяжении многих лет ходили в одни и те же места, потому что выбор был невелик. А сейчас есть совершенно потрясающие возможности для новых впечатлений – каждый день открываются какие-то интересные площадки, кинотеатры, океанариумы, «этажи», крыши с удивительными панорамами. Чтобы всё это посмотреть, узнать – жизни не хватит. Вот музей современного искусства «Эрарта» – замечательное место в Санкт-Петербурге. Там всегда много интересного. Я часто там бываю. Единственное место, в которое я всегда хочу вернуться – это мой дом.

– А остаётся ли время если не на спорт, то на физкультуру?

– Обязательно! Я занимаюсь плаванием, дочка занимается конным спортом. И ещё мы очень любим летом кататься на велосипеде или самокате. Я летом и по городу на самокате передвигаюсь – так что это тоже можно считать спортом. А зимой – лыжи, санки, всё, чтобы развивать детей, развивать их физически. Сейчас очень много детишек со сколиозами и другими проблемами. Совершенно необходимо с ранних лет приучать детей к активному образу жизни.

– Я бы хотела вернуться к сериалу «Тайны следствия» и вашей героине. Что она могла бы сказать тем реальным людям, которые сейчас служат в органах правопорядка?

 – Образ Марии Сергеевны всё говорит с экрана. Другой вопрос – есть какие-то общечеловеческие ценности: надо быть честным по отношению к профессии. Если ты выбрал какой-то путь, нужно с достоинством переносить все трудности. Это касается не только полицейских, но и врачей, и учителей, и артистов. К примеру, артисты в театре получают минимальную зарплату, но если они, выходя на сцену, будут транслировать зрителю, пришедшему на спектакль, что «я получаю две копейки, вот на них и сыграю», то зачем это нужно? Так нельзя! Или уходи, или выкладывайся полностью. Я знаю много людей, которые именно так относятся к своему делу. И ещё мне очень хотелось бы, чтобы каждый сотрудник правоохранительных органов – будь то полиция, прокуратура, следственный комитет, таможня, Росгвардия – чувствовал, что государство заботится о нём, а не только требует. Мне очень хочется, чтобы эти люди, защищающие нас с вами по долгу службы, тоже чувствовали себя защищёнными и понимали, что Родина не бросит их в какой-то экстремальной ситуации. Это очень важно!

– Спасибо, Анна!

№256 Октябрь 2019
тема: строительство